• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: библиотека (список заголовков)
23:25 

Литература: ОЭ и немного вдохновения

Вначале было Слово...
Почетное место в моей коллекции книг для вдохновения заняли «100 советов, как стать настоящим художником» Л. Дрюмы. В означенном издании мало текста, много симпатичных эскизов, интересные задания и краткие, но действенные советы для художников. Это не учебник, это «скетчбук» с заметками на полях, призванный вдохновить и направить. И меня он вдохновил.

* * *

Читаю новую часть «Отблесков Этерны», безуспешно пытаясь восстановить в памяти все политические интриги и разборки из предыдущих книг. Кажется, краткой хроники в конце тома все-таки недостаточно. Мистическая составляющая цикла навевает мысли о сладостном напитке богов, сиречь — о шаманской настойке из мухоморов. Но персонажи и их взаимодействие становятся все прекраснее и чудесатее, в особенности ангельская пташка Селина, умоляющая проэмперадора Лионеля Савиньяка спасти ее незабвенную подругу от неприятных воспоминаний о лишении невинности путем приглашения оной вступить во внебрачную связь. Невинные девицы коварны.
Тем временем Жермон Ариго потерял голову и аппетит от любви, а к Руперту воспылали греховной страстью коты обоего пола.
Кажется, в списке жанров забыли указать трэш,, угар и содомия «любовный роман».
Лишь Рокэ Алва непотопляем и способен выбраться из любой ямы и дыры. В прямом смысле.

@темы: О творчестве и мотивации, Библиотека

21:32 

Синий взгляд внезапно...

Вначале было Слово...
Купил на днях новый том «Отблесков Этерны» Веры Камши, да он вновь не последний. Доколе?
Я уже содержание цикла за пять лет успел забыть. Благо, в конце заветного томика отыскался обзор прежних событий для страждущих читателей.
Впрочем, в скором времени, кажется, выходит все-таки заключительная часть.
Еще бы Мартина дождаться.

@темы: Библиотека

11:24 

Материалы: линеры

Вначале было Слово...
Маркеры и линеры — мои фавориты среди графических материалов. Работать мне с ними радостнее, чем с карандашами, поэтому результатами я зачастую бываю доволен больше. К сожалению, к настоящему моменту я еще не научился делать аккуратную обводку эскизов для дальнейшей покраски акварелью или маркерами, однако сам процесс рисования набросков линерами мне доставляет удовольствие. По возможности — без использования карандаша для первоначального построения, чтобы внимательнее относиться к собственным ошибкам.



Я использую линеры от разных производителей: Copic, Sakura, Touch, Faber-Castell. Цветные — Edding, Sakura, Faber-Castell.
Copic Multiliners и Sakura Pigma Micron мне показались наиболее качественными, хотя линейка Faber-Castell Ecco Pigment мне тоже нравится.
Для рисования набросков отлично подходят самые тонкие линеры — размеров 0.2, 0.1 мм, 0.05 мм, 0.03 мм.
Для создания выразительных линий или закрашивания больших участков рисунка удобно использовать Brush Pen.



Линеры мне импонируют тем, что ими можно работать с фактическими любыми видами бумаги. Они одинаково хорошо ложатся и на глянцевую, и на матовую, и на шероховатую поверхность. Применимы во многих смешанных техниках — сочетаются с акварелью, спиртовыми маркерами, чернографитными и цветными карандашами. Не размываются при попадании воды.
Правда, на некоторых видах бумаги и в сочетании с маркерами отдельных производителей (например, Vista-Artista) могут создавать немного грязи, поэтому перед началом работы лучше провести тестирование и убедиться, что неожиданных эффектов не предвидится. Основываясь на личном опыте, могу сказать, что Faber-Castell PITT Artist Pens все-таки чуть размазываются спиртовыми маркерами, чем создают не совсем приятный сероватый оттенок при работе со светлыми тонами.

В последнее время я часто рисую линерами на глянцевой бумаге для графики. Линии ложатся на нее красиво и аккуратно, не смазываются, однако при использовании подобного типа бумаги будет надежнее сразу рисовать чернилами, не делая предварительных карандашных пометок, поскольку стирается карандаш с глянцевой поверхности крайне скверно. Подкрашивать наброски маркерами также следует с осторожностью, так как могут проявляться некрасивые разводы:


@темы: О творческих инструментах, Из праха сотворенное, В режиме диалога, Библиотека

20:59 

Литература: пособия по рисованию

Вначале было Слово...
Для Лисец.
На данный момент я использую не очень много книг в учебных целях, поскольку информацию я лучше воспринимаю в формате видеолекций, однако из изданий, которые мне в той или иной степени оказались полезны, я могу назвать следующие:

1. Анатомия. Книги Готфрида Баммеса по анатомии человека и анатомии животных. Качественные анатомические схемы.


Николай Ли. «Основы академического рисунка» и «Голова человека». Много материалов для копирования.


2. Теория цвета. «Цвет и свет» Джеймса Гарни и «Искусство цвета» Иттена. Книги мне показались чуть сложнее, чем хотелось бы, но информативными. Помогают получить лучшее представление о правильной работе с цветом.


3. Перспектива. «Практическая перспектива» М. Н. Макаровой. Подробное и толковое пособие по перспективе, рекомендованное одним из наших преподавателей в Scream School.


4. Компьютерная графика. Журналы Imagine FX. И издания за 2017 год. Много интересных статей и полезных материалов (кисти, уроки, видеолекции). Выписываю уже в течение двух лет.


5. Для вдохновения. «Артбук. Ваша жизнь в словах и картинках» Кэтти Джонсон. Очень вдохновляющая книга для тех, кто неравнодушен к артбукам и повседневным зарисовкам. Можно подсмотреть варианты красивого оформления страниц блокнота для эскизов.


Stephanie Pui-Mun Law. Dreamscapes Fantasy Worlds: Create Engaging Scenes and Landscapes in Watercolor. Пособие по работе с акварелью с воздушными сказочными иллюстрациями от автора Shadowscapes Tarot. На просторах Сети можно также отыскать другие книги автора, мне нравятся все.


«Рисуем сказочную страну» Л. Рейвенскрофт. Еще одно красивое пособие по созданию сказочных и «фэнтезийных» иллюстраций.


Если у кого-то из рисующих читателей есть свои книжные предпочтения в области обучения рисунку, поделитесь, пожалуйста, это интересная тема.

@темы: О творческих инструментах, В режиме диалога, Библиотека

17:16 

Литература: «Творческая личность»

Вначале было Слово...
В последнее время я читаю много книг о мотивации и психологии творчества и творческих людей. Не столько в целях поиска вдохновения, сколько из любопытства. Мне интересны советы, которые даются в подобной литературе, хотя, как правило, «воды» в ней гораздо больше, чем методов, подходящих для реализации на практике.
Недавно случилось ознакомиться с «Творческой личностью» Дэвида Голдстайна и Отто Крегера. Книга описывает креативность разных типов людей с точки зрения MBTI или «Типологии Майерс — Бриггс» (американо-европейский аналог соционики, тоже основанный на теориях Юнга, но возникший несколько ранее).
Творческим особенностям моего типа (ISTJ — ЛСИ) там даны довольно точные характеристики:

«И поскольку он во всем, в том числе и в произведениях искусства, стремится к ясности, ISTJ предпочитает показывать каждый элемент в отдельности, нередко обводя его контуром и делая однозначно распознаваемым: чтобы всем было понятно, где яблоки, а где апельсины. С такой же дотошностью ISTJ подходят и к самому процессу творчества: планы и эскизы у них разложены по папочкам, кухонная утварь начищена до блеска и расставлена по ящичкам, метки, сделанные карандашом, стерты резинкой, а мазки кистью подчищены и сглажены. Любые следы проявления креативности, присутствие которых в конечном продукте не предусмотрено, начисто удалены».

Вот уж сущая правда жизни.
С другой стороны, когда исследователи стараются привязать творческие особенности индивидуума к той или иной типологии, у меня это вызывает противоречивые чувства. Действительно, методы творчества легко соотносятся с психологическим портретом человека, но само творческое мышление и вкусовые предпочтения каждого человека, на мой взгляд, настолько индивидуализированы, что здесь сложно проводить даже условные рамки.
Однако в книге приводится один момент, с которым я однозначно согласен. Ион относится к критике:

«Первым делом необходимо квалифицировать автора критического высказывания. Для этой цели стоит задать себе такой вопрос: «Сколько времени этот комментатор потратил на обретение знаний, необходимых для вынесения подобного суждения: час, день или всю свою жизнь?» Если он человек компетентный в своей области, вам, возможно, повезло. Хотя даже многоопытный критик порой способен принести больше вреда, чем пользы.

Поскольку различные психологические типы по-разному собирают информацию и принимают решения, все критики имеют свои пристрастия. Понимание их наклонностей поможет вам отсеять «шумы» и получить чистый сигнал. Итак, если вы знакомы с критиком, вы можете «отфильтровать» слова, продиктованные особенностями его психологического типа личности, и оставить только те из них, которые по-настоящему несут ценную для вас информацию».


В фактически любых критических замечаниях содержится огромный процент субъективизма, обусловленный личными предпочтениями и психологическим портретом критика. Даже компетентный человек зачастую во многом основывается не на объективных критериях, а на собственных вкусах. Более того, действительно объективных вещей в сфере творчества и искусства крайне мало. Есть правила и стандарты, которые работают в большинстве случаев, но не являются абсолютной истиной. Есть требования индустрии, аудитории, учебного заведения или конкретного преподавателя.
Они субъективны и со временем могут меняться. Так, например, до сих пор многие художники, преподающие в классических высших учебных заведениях, настроены против цифровой живописи, хотя компьютер и планшет — всего лишь такие же инструменты в руках художника, как холст, кисти и масло.
Можно одновременно работать и в традиционных, и цифровых техниках. Можно отдавать предпочтение чему-то одному. Это будет личный субъективный взгляд на творчество и его методы, не лучше и не хуже других.
Поэтому критику необходимо тщательно фильтровать даже в случаях, когда она исходит от авторитетного лица (преподавателя, начальника, профессионала, чье мастерство тебя вдохновляет). Стоит анализировать, подходит ли она лично тебе и чего хочешь ты сам. Нужно помнить о своей первоначальной идее и личных интересах. Иначе легко разочароваться в избранном пути.

@темы: Raison d'etre, Библиотека, О творчестве и мотивации

14:32 

Цветы (наброски белой ручкой)

Вначале было Слово...
Вьюнки, нарисованные белой гелевой ручкой Sakura Gelly Roll на гладкой черной бумаге:


Наиболее качественная из белых гелевых ручек, которые я на данный момент тестировал. Отлично ложится на различные виды цветной бумаги, хотя поверх цветных карандашей все равно пишет плохо.

И немного о моих личных способах самоорганизации и почему я в последнее время рисую только наброски цветов.
Когда мне тяжело определиться с темой для рисования, я использую списки или упражнения из учебников. Если дело касается набросков, это в особенности актуально, поэтому сейчас я взял с полки книгу Л. Кондрашовой и С. Калининой «Художественная школа» и, листая ее, рисую эскизы на заданные в ней темы. Первый раздел книги посвящен растительному миру, соответственно, пока я экспериментирую с ним, используя, правда, собственные референсы, а не копируя изображения из учебника.
Помогает избавиться от чувства неопределенности.

@темы: О творческих инструментах, Из праха сотворенное, Библиотека

17:09 

Материалы: чернографитные карандаши

Вначале было Слово...
Один из наиболее сложных материалов для меня, и чем больше я учусь, тем отчетливее понимаю, что я не график. Тем не менее, рисовать простые карандашные наброски я люблю и мечтаю освоить методы создания красивой штриховки и красивой линии.
Я использую карандаши разных «брендов»: Faber-Castell, Derwent, Koh-i-Noor, Uslon. Последние рисуют неплохо, но не нравятся мне своей хрупкостью (регулярно ломаются в процессе заточки), поэтому покупать в дальнейшем вряд ли стану. Среди оставшихся у меня на данный момент не сложилось конкретных предпочтений, но в блоге «Лео творит» имеется информативный обзор различий карандашей перечисленных производителей.
К механическим карандашам я фактически не прикасаюсь. Несмотря на предубеждение некоторых художников против них, я видел немало примеров, когда профессионалы творили настоящие чудеса посредством использования механических карандашей, но мне данная техника не дается. Поэтому механические карандаши я пускаю в дело крайне редко и по большей части только в случаях, когда мне хочется поэкспериментировать с тонкой аккуратной штриховкой.

Наброски механическим карандашом.

В плане твердости я отдаю предпочтение мягким карандашам, начиная с 2B и заканчивая 9B. Мне нравится та глубина, которую придают рисункам самые мягкие карандаши.

Если говорить о взаимодействии карандашей и бумаги, то на сегодняшний день я выявил для себя три типа бумаги, которые мне комфортно использовать для работы с чернографитными карандашами.
1) Это обыкновенная офисная бумага. Она гладкая и дешевая, поэтому идеально подходит для быстрых набросков. Ее не жалко испортить, поэтому подавляющее число эскизов я рисую именно на ней. Когда я только-только начинал рисовать, я пытался делать рисунки в блокнотах и альбомах. И это очень сильно тормозило процесс моего обучения, поскольку было страшно марать красивые почти-книги неказистыми формами. Проблему мне помогла решить моя преподавательница по рисунку, подсказав очевидное решение с офисной бумагой.
2) Это блокноты для графики отечественного производителя «Лилия Холдинг». Они отличаются плотной, гладкой бумагой, на которой очень приятно работать карандашами, ручками и линерами. Линии получаются тонкими, рисунок не смазывается. Также в общем и целом подходят для работы с маркерами, но для последних все же лучше специализированная бумага.

Примеры набросков, сделанных в блокноте для графики.

3) Это блокноты Fabriano Sketch. Бумага в этих блокнотах чуть шероховатая, очень тонкая, имеет легкий желтоватый оттенок. Карандаш на нее ложится мягко, легко смазывается, но в то же время и тонкие линии держатся неплохо. Мне кажется, что для рисования набросков карандашами или мягкими материалами вроде угля это один из наиболее подходящих вариантов. Но из-за желтоватого налета сканируются листы плохо.

Примеры карандашных набросков, сделанных в блокноте Fabriano Sketch.

@темы: О творческих инструментах, Из праха сотворенное, В режиме диалога, Библиотека

12:25 

И еще один вопрос касательно литературы и кино...

Вначале было Слово...
Пока я предпринимаю попытки постигнуть премудрости Zbrush и мне нечего показать, вдогонку к теме про книги и фильмы о виртуальной реальности и попадании в сказочные миры мне также хотелось бы спросить, не может ли никто из вас, дорогие читатели, посоветовать книги/игровое или анимационное кино о творчестве и творческих людях? Об искусстве и людях искусства? Не биографии или специализированную литературу — просто художественные произведения. Реалистичные или сказочные/фантастические — значения не имеет.
Мне запомнились «Свидание с Нефертити» Тендрякова, «Гертруда» Гессе, «Чернильная трилогия» Функе, «Воскресшие боги (Леонардо да Винчи)» Мережковского, «Моя рыба будет жить» Рут Озеки. Также в этом смысле мне нравятся работа Sound Horizon Vanishing Starlight и аниме Princess Tutu, но последнее и про сказки тоже. Держу на примете аниме и мангу Bakuman.
Скорее всего, я забыл упомянуть еще какие-то очевидные примеры, но, думаю, перечисленных достаточно.
Буду благодарен за рекомендации.

@темы: Библиотека, В режиме диалога

00:40 

Художественные и околохудожественные курсы и школы

Вначале было Слово...
Решил сделать небольшую подборку студий и курсов, не относящихся к тем или иным высшим учебным заведениям. Думается мне, список будет дополняться.

Традиционные техники:

1. Студия Олега Торопыгина. Москва. Опытный преподаватель скульптуры и академического рисунка. В Scream School до 2017 года вел предмет «Динамические наброски». Рисунку обучает качественно, требователен. У него есть собственный канал на YouTube, где собрано огромное количество видео, посвященных различным традиционным техникам в рисунке, живописи и т.д. Предлагает также бесплатный вариант онлайн-обучения: «Художественное училище онлайн».
Также можно обратиться к его ученику и коллеге Максимиллиану Сетиславу. Максимиллиан преподает в домашней студии, консультирует через Скайп и личные сообщения в ВК. Его подход к обучению мне даже больше нравится.

2. Школа Вероники Калачевой. Москва и Санкт-Петербург. Известная современная художественная школа, предлагает различные живые и онлайн-курсы, начиная с академического рисунка и заканчивая разнообразными узкоспециализированными программами вроде ботанической иллюстрации или основ леттеринга. Периодами проводит бесплатные интенсивы.

3. Студия на Цветном Бульваре. Москва. Различные курсы по академическому рисунку. Можно приходить на обнаженную натуру. Один из преподавателей студии, Леонид Илюхин, также ведет занятия по анатомии и динамическим наброскам в Scream School.

4. Курсы рисования манга. Москва. Также предлагают курсы японского языка.

CG:

1. Scream School. Москва. Школа компьютерной графики. Программы по большей части рассчитаны на двухгодичное обучение, очень насыщенны. Основная специализация — дизайн, но рисунка в процессе также много и уровень подтягивается хорошо. Однако стоимость обучения очень высокая. И при поступлении нужно быть уверенным, что будет хватать сил и времени на истинно огромный объем домашних заданий.

2. Real Time School. Москва. Школа компьютерной графики. Большой выбор краткосрочных курсов и интенсивов, нацеленных на обучение различным областям компьютерной графики и программам. Здесь есть и концепт-арт, и анимация, и 3D-моделирование, и рисунок, и многое другое.

3. Skills Up School. Санкт-Петербург. Студия специализируется на цифровой живописи, академическом рисунке и 3D-моделировании. Предлагает также онлайн-вариант обучения и различные интенсивы.

4. NewArtSchool. Санкт-Петербург. Информацией о студии со мной поделилась Лисец.. Обучают академическому и цифровому рисунку. Предлагают индивидуальный подход к обучению, а также удобный график занятий, подстраиваемый под студента, и онлайн-обучение для жителей других городов. Можно посетить бесплатное пробное занятие.

5. Курсы Ивана Смирнова. Интенсивы в Санкт-Петербурге и Москве. Онлайн-обучение. На данный момент существуют курсы по дизайну окружения, дизайну персонажей, цифровой иллюстрации (только очные интенсивы) и дизайну оружия. Я проходил обучение на первых двух курсах, остался доволен. Лекции толковые, подойдут как начинающим, так и более опытным художникам. На вебинарах дается весьма подробный разбор домашних заданий и ошибок студентов. По итогам курсов получаешь неплохое портфолио.

6. Онлайн-курсы Романа Гуро. Курсы цифровой живописи и концепт-арта. Также с весьма толковыми лекциями и разборами, насколько я могу судить по отзывам студентов и огромным очередям желающих поступить на данные курсы.

7. CG LAB. Онлайн-курсы Matte Painting от Лины Сидоровой. Прохожу обучение на данных курсах в текущий момент. В лекциях очень хорошо подана информация, за короткие сроки на курсах можно узнать о большом количестве хитростей, припасенных в Adobe Photoshop, техниках профессионального «коллажирования», основах скульптинга в Zbrush и применении всех перечисленных навыков в цифровой иллюстрации.

8. Обучение у Лео Хао. Онлайн. Обычно все места заняты, но периодически открывается набор учеников или образуется свободные места, так что при большом желании можно попасть на обучение к известному художнику.

9. Академия 2D. Онлайн-курсы для начинающих цифровых художников и аниматоров. Недорогие и довольно простые в освоении. Хороши тем, что студент может заниматься в собственном темпе. Разборы работ проводятся достаточно внимательно.

10. Artist Hunt. Москва и Санкт-Петербург. Интенсивы, предлагающие обучение как традиционным техникам, так и цифровой живописи. Есть интенсивы по созданию комиксов, концепт-арта, иллюстраций. Вариант онлайн-обучения в различных форматах на некоторых программах также имеется.

11. Школа Фотоарта Cornacchia. Онлайн-курсы. Предлагается обучение тому, как из подручных фотографий сделать красивую цифровую иллюстрацию. Упор на техники коллажирования, но автор является также художником, так что демонстрирует ко всему прочему разнообразные приемы совмещения цифровой живописи и фотографии.

Если еще что-то вспомню или кто-то знает другие подобные современные российские курсы и школы, я с радостью внесу их в данную библиотеку.

@темы: Школа чародейства и волшебства, О творчестве и мотивации, В режиме диалога, Библиотека

17:21 

Блог «Я - Концепт - дизайнер | Concept - designer»

Вначале было Слово...
К слову о мотивации. Мне кажется, что для рисующих (особенно для тех, кто только вступает на этот путь) может быть интересен данный паблик: «Я - Концепт - дизайнер | Concept - designer».
Начинающий художник поставил перед собой цель за год стать концепт-дизайнером. Он занимается на различных курсах, делится большим количеством наблюдений и полезной информации, открыт для общения. На его примере очень хорошо заметно, что в прогрессе играют роль в первую очередь не способности/талант, а затраченные на любимое дело часы. И постановка конкретных задач.

@темы: Библиотека, В режиме диалога, О творчестве и мотивации

00:46 

Об иностранных языках и мотивации

Вначале было Слово...
Тэг «в режиме диалога» будет ставиться для записей, написанных по заявкам.

По правде говоря, иностранные языки мне всегда давались плохо. Я быстро осваиваюсь с грамматикой и крайне скверно запоминаю лексику, в результате чего имею весьма скудный рабочий словарный запас, не позволяющий мне переводить в быстром темпе.
На серьезном уровне я в течение жизни изучал два иностранных языка — английский и японский. Первый — с детских лет, второй — в институте. По образованию я регионовед-японист и специалист по международной безопасности, соответственно, изучение иностранных языков занимало большую часть моего времени вплоть до окончания магистратуры. В силу моих трудностей с запоминанием слов период был достаточно мучительный, но из всех знаний, полученных мной в стенах учебных заведений, эти оказались наиболее полезными для моей дальнейшей деятельности.
На данном этапе английский язык я использую постоянно, поскольку большая часть литературы по моей текущей специальности издается именно на английском языке. Также его знание значительно облегчает мне работу с интерфейсами незнакомых программ, позволяет переписываться с иностранцами по интересующим меня вопросам и работать с зарубежными социальными сетями. Это действительно ценно.
Мне кажется, что плохое владение английским языком в современном мире сильно ограничивает возможности человека, поэтому изучать его стоит вне зависимости от сферы деятельности.
Что касается японского языка, то с ним в последние годы у меня почти отсутствовала практика. Однако мне жаль времени, затраченного на его изучение, поэтому я поставил перед собой задачу ежедневно делать несколько упражнений из учебников японского языка, а также регулярно повторять лексику, грамматику и иероглифику. Таким образом мне удается не забыть его окончательно.
Признаться, мне бывает сложно поддерживать в себе мотивацию, когда дело касается повторения японского языка. Нередко у меня возникает ощущение, что я лишь теряю время, стараясь поддерживать знания, от которых в настоящий период жизни проку, прямо скажу, мало. Но я люблю японский язык, японскую культуру и Японию. Это меня стимулирует.

Чтобы не откладывать занятия, я ежедневно составляю для себя график дел. Фиксирую в Google Keep все, что мне необходимо выполнить в течение суток, и держу под рукой данную вкладку. Интерфейс у программы удобный, так что каждый мой день начинается с таблицы приблизительно следующего вида:



Нет, на самом деле все не так плохо. Реальность.
Я намеренно не ставлю временные рамки ни для одного из дел. Подобные системы, с таймерами и «помидорами», мне мешают, поэтому себе я задаю количественные, а не временные рамки. Плавно перехожу от одного дела к другому и, как правило, успеваю все или большую часть из того, что запланировал.

Возвращаясь к теме изучения иностранных языков, хочу отметить, что как дополнительное мотивирующее средство мне нравятся сайт Lang-8 и приложение HiNative для мобильных устройств. Обмен опытом с носителями языка, живая коммуникация, взаимопомощь в изучении языков делают означенный процесс гораздо более приятным и увлекательным. К тому же бывает интересно и познавательно почитать размышления иностранцев, изучающих русский язык.
Вот, например, дневники японцев:
1. lang-8.com/1219293/journals
2. lang-8.com/314220/journals
3. lang-8.com/686480/journals/21364542553000775240...

@темы: В режиме диалога, О творчестве и мотивации, Библиотека, Raison d'etre

02:51 

Вопрос к читателям

Вначале было Слово...
Дорогие читатели, известны ли кому-нибудь из вас книги/фильмы/аниме на одну из следующих тем:

1) О персонажах выдуманных людьми миров/книг/фильмов, попавших в реальный мир, или о людях, случайно попавших в мир человеческих фантазий/книгу и т.д. Примеры, которые я знаю и с которыми уже ознакомился: «Бесконечная история», «Чернильная трилогия», «Книга потерянных вещей». Эта тема является основным мотивом в моем собственном творчестве, поэтому любопытно.
Новые трактовки сказок и взаимодействие с классическими сказочными персонажами тоже интересны, да.

2) О человеке и виртуальной реальности, о геймерах, о взаимодействии человека и интернета, о попадании человека в цепи виртуальной реальности или игру. Примеры, которые знаю: вся серия .hack, Sword Art Online.

Если вдруг кто-то нибудь может поделиться рекомендациями, буду весьма признателен. Драма интересует больше, чем комедия.

@темы: В режиме диалога, Библиотека

02:31 

lock Доступ к записи ограничен

Вначале было Слово...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:25 

Слово о людях

Вначале было Слово...
Дела человеческие становятся намного яснее, если четко понимать, что причина великих триумфов и трагедий истории не в том, что люди по природе своей добры или злы, но в том, что по природе своей они — люди.

Терри Пратчетт, Нил Гейман, «Благие знамения»

@темы: Библиотека

19:10 

Путь художника

Вначале было Слово...
Художник — тот, кто создает прекрасное. Раскрыть людям себя и скрыть художника — вот к чему стремится искусство.
Критик — это тот, кто способен в новой форме или новыми средствами передать свое впечатление от прекрасного. Высшая, как и низшая, форма критики — один из видов автобиографии. Те, кто в прекрасном находят дурное, — люди испорченные, и притом испорченность не делает их привлекательными. Это большой грех. Те, кто способны узреть в прекрасном его высокий смысл, — люди культурные. Они не безнадежны. Но избранник — тот, кто в прекрасном видит лишь одно: Красоту.
Нет книг нравственных или безнравственных. Есть книги хорошо написанные или написанные плохо. Вот и все.
Ненависть девятнадцатого века к Реализму — это ярость Калибана, увидевшего себя в зеркале. Ненависть девятнадцатого века к Романтизму — это ярость Калибана, не находящего в зеркале своего отражения.
Для художника нравственная жизнь человека — лишь одна из тем его творчества. Этика же искусства в совершенном применении несовершенных средств. Художник не стремится что-то доказывать. Доказать можно даже неоспоримые истины. Художник не моралист. Подобная склонность художника рождает непростительную манерность стиля. Не приписывайте художнику нездоровых тенденций: ему дозволено изображать все.
Мысль и Слово для художника — средства Искусства. Порок и Добродетель — материал для его творчества. Если говорить о форме, — прообразом всех искусств является искусство музыканта. Если говорить о чувстве — искусство актера.
Во всяком искусстве есть то, что лежит на поверхности, и символ. Кто пытается проникнуть глубже поверхности, тот идет на риск. И кто раскрывает символ, идет на риск.
В сущности, Искусство — зеркало, отражающее того, кто в него смотрится, а вовсе не жизнь. Если произведение искусства вызывает споры — значит, в нем есть нечто новое, сложное и значительное.
Пусть критики расходятся во мнениях — художник остается верен себе.
Можно простить человеку, который делает нечто полезное, если только он этим не восторгается. Тому же, кто создает бесполезное, единственным оправданием служит лишь страстная любовь к своему творению.
Всякое искусство совершенно бесполезно.

О. Уайльд, «Портрет Дориана Грея»


В течение некоторого времени меня преследуют эти строки. В них сказано много об искусстве и творчестве, каким его вижу я.

@темы: Библиотека

03:33 

Человечность

Вначале было Слово...
...и жили они недолго и несчастливо, но умерли в один день.

Есть горькая ирония в историях, где нелюди оказываются человечнее людей.
Об этом для меня была «Сага о ведьмаке» А. Сапковского.

* * *

Вне зависимости от того, случилось ли услышать обвинения в излишней жестокости или излишней доброте, мне всегда хочется ответить именно такими словами:

— Мой колоссальный недостаток, — пояснил он, — в неизбывной доброте. Я прямо-таки не могу не творить добро. Однако я — краснолюд разумный и рассудительный и знаю, что быть добрым ко всем невозможно. Если я попробую быть добрым ко всем, ко всему миру и всем населяющим его существам, то это будет то же самое, что капля пресной воды в соленом море, другими словами: напрасное усилие. Поэтому я решил творить добро конкретное, такое, которое не идет впустую. Я добр к себе и своему непосредственному окружению.

А. Сапковский, «Крещение огнем»


Верно то, что умение творить добро бесценно. Однако порой, растрачивая дар на мир, ты не только «мечешь бисер перед свиньями», но и лишаешь заслуженных крупиц тепла тех, кто нуждается в нем больше мира — собственных близких. Осмысленна избирательная доброта: та, что руками по локоть в крови повергает врагов и служит надежным щитом друзьям.

@темы: Библиотека, Raison d'etre

13:38 

Silent Hill

Вначале было Слово...
Государственная больница оставила в моей памяти классический «сайлентхилловский» образ: вой сирен, сонный, словно в наркотическом опьянении, медперсонал и пациенты с полусгнившими телесами — еще не трупы, уже не жильцы, кажущиеся только призраками самих себя. Каждому из нас зачитывали приговор, безнадежных отсеивали — так «почти-уже-не-человек», истекающий кровью и гноем, был возвращен родным ожидать пришествия девы грозной и прекрасной, с осклабившимся черепом и остро заточенной косой наперевес.
Что до поликлиник, то в них царствует незамутненный первозданный хаос, а личная карма вашего покорного слуги не иначе как была подпорчена в одной из прошлых жизней нетолерантным отношением ко врачам, так что теперь диалог с каждым из них напоминает скорее танец инвалидов, нежели конструктивный разбор истории болезни. Особливо гнуснейшим образом не везет с комиссией: в канун назначенной встречи было зафиксировано предынсультное состояние председателя, ныне пала смертью храбрых машина другого уважаемого представителя коллегии, а, поскольку воспользоваться общественным транспортом в зимний период высококвалифицированным медицинским кадрам не к лицу, свидание наше переносится на весьма и весьма неопределенный срок.
На фоне медицинских мытарств дочитываю «Сагу о ведьмаке» А. Сапковского. И этот цикл неожиданно очень о людях и очень вовремя именно сейчас. Однако подробнее потом. Все — потом.

Мама, это демоны? Это Дикий Гон? Привидения, вырвавшиеся из ада? Мама, мама!
Тише, тише, дети! Это не демоны, не дьяволы.
Хуже.
Это люди.

А. Сапковский, «Башня Ласточки»

@темы: Из праха сотворенное, Библиотека, Raison d'etre, Carnival of rust

14:43 

Serpentarium

Вначале было Слово...
Может быть, всякая наша любовь — это лишь знак, лишь символ, лишь случайные слова, начертанные мимоходом на заборах и тротуарах вдоль длинного, утомительного пути, уже пройденного до нас многими; может быть, ты и я — лишь некие образы, и грусть, посещающая нас порою, рождается разочарованием, которое мы испытываем в своих поисках, тщась уловить в другом то, что мелькает тенью впереди и скрывается за поворотом, так и не подпустив к себе...

Ивлин Во

Ночами я придумываю сказки. О мире фантазий, но не детские. О вымышленных событиях, но при участии живых людей. Исписывая белые листы чернилами (историями) чужой обреченности, я забываю, что самое паршивое из всего написанного сбывается наверняка. А потом... кажется, все же утром, хотя на часах обычно вроде бы уже далеко за полдень, приходит осознание, что, существуй вселенная, где претворялись бы в жизнь любые выдумки человечества — это было бы место, по образцу которого демонам преисподней стоило обустроить Ад. И ведь действительно, миллионы чудовищ нашли бы свое пристанище в ней, десяткам тысяч богов приносили бы жертвы в ее пределах. Но мне представляется то пестрое цветочное поле, усеянное человеческими и звериными костями, то безлюдное заснеженное пространство.
Макс Фрай однажды сказал: «всякая реальность похожа на своего создателя». Моя личная реальность — это тихое старое кладбище. Или заброшенный город, в библиотеках которого хранятся летописи многих мимолетных встреч и многих разочарований. И, верно там — прошлое, где что-то дышало, ломалось, рвалось, билось, снова дышало. И, верно, там — настоящее, где хищник, обратившись раненой птицей, легко дается в руки.
Там кровожадные боги и кроткие чудовища рисуют дороги людей, связывая души цепью последовательно выстроенных совпадений. Их мир мог бы напомнить затерявшийся в пустыне оазис, такой же больной, хрупкий, и все же манящий. Только фантазии — пустое, как толстый слой угольной пыли, хотя и снятся в акварельных красках. Раскрашивая образы на бумаге, я всегда выбираю черный цвет. Я свидетельствую: жизнь — не шахматная доска и все ходы в ней не просчитаешь. Я напоминаю: люди теряются и умирают. Я говорю: из бесчисленного количества «альтернативных будущих» человек волен выбирать только одно.
И все же каждый однажды непременно задается вопросом, а что бы было, если бы в тех или иных ситуациях он все-таки поступил иначе, ведь человеческому существу дана свободная воля? Он верит, что «будущее не предопределено», стремясь к познанию всех допустимых вариантов развития своей судьбы, шедших рука об руку с тем, что был избран им в настоящее мгновение. Мечтает о высшем знании, как некогда библейская Ева мечтала вкусить запретный плод.
Так рождаются новые теории о существовании параллельных миров, двойников и других искажений и альтернатив реального пространства.
И я нахожу, что так интереснее жить — замечая дуализм в себе самом и в любом явлении, с которым сталкиваешься на очередном перекрестке. Мысленное перечисление всех возможных «если б» и «если» — почти идеальный способ анализа собственных целей, реакций, желаний. Есть замечательное выражение — «выворачивать наизнанку».
Двойственность питает мир. Он нескучен только потому, что у всего есть обратная сторона. И когда-нибудь и об этом тоже я напишу отдельную сказку.
Но сегодня моя сказка будет о змее и маске, истинном тотеме и фальшивом имени.


@темы: Из праха сотворенное, Библиотека, Raison d'etre, Illusion and dream

02:14 

lock Доступ к записи ограничен

Вначале было Слово...
— А знаете ли, мессер Леонардо, — произнес Макиавелли, желая, по обыкновению, кончить разговор шуткою, я теперь только вижу, как ошибаются те, кто считает вас еретиком и безбожником. Попомните слово мое: в день Страшного суда, как разделят нас на овец и на козлищ, быть вам со смиренными овечками Христовыми, быть вам в раю со святыми угодниками!
— И с вами, мессер Никколо! - подхватил художник, смеясь. — Если уж я попаду в рай, то и вам не миновать.
— Ну, нет, слуга покорный! Заранее уступаю место мое всем желающим. Довольно с меня скуки земной...
И лицо его вдруг озарилось добродушною веселостью.
— Послушайте, друг мой, вот какой вещий сон приснился мне однажды: привели меня, будто бы, в собрание голодных и грязных оборванцев, монахов, блудниц, рабов, калек слабоумных и объявили, что это те самые, о коих сказано: блаженны нищие духом, ибо их есть Царствие Небесное. Потом привели меня в другое место, где увидел я сонм величавых мужей, подобный древнему Сенату; здесь были полководцы, императоры, папы, законодатели, философы; Гомер, Александр Великий, Платон, Марк Аврелий; они беседовали о науке, искусстве, делах государственных. И мне сказали, что это ад и души грешников, отвергнутых Богом за то, что возлюбили они мудрость века сего, которая есть безумие пред Господом. И спросили, куда я желаю, в ад или в рай? «В ад, воскликнул я, конечно, в ад к мудрецам и героям!»

Д. Мережковский, «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи»

URL
15:40 

Призрак Оперы

Вначале было Слово...
Однажды мне довелось пожить в Лондоне, и одним из самых ярких воспоминаний поры моей жизни в Великобритании явилась мрачная афиша с гротескной улыбающейся маской и белой надписью The Phantom of the Opera, которую мы с отцом проезжали каждый раз, когда пытались пробиться к российскому посольству сквозь мириады автомобильных пробок. Этот темный плакат неизменно привлекал мое внимание, однако тогда я стеснялся спросить у родителей, что же это за таинственный «Фантом Оперы» зовет горожан на свое представление, как стеснялся бы любых других проявлений излишнего любопытства.
Потом матушка сама рассказала мне о знаменитом мюзикле Ллойда Вебера, и меня сразу же увлек сюжет о безумном человеке в маске, обитавшем в подземелье парижской оперы, но на тот момент я, разумеется, не знал о нем почти ровным счетом ничего. Я выдумывал собственных «призраков оперы» и играл в них. А непосредственно сам роман Г. Леру мне удалось прочитать только спустя десять-двенадцать лет, и, хотя данное произведение так и не вошло в список моих любимых книг, с годами меня еще больше затянуло в омут этой странной истории, преследовавшей меня с детства.
Ознакомившись с различными вариациями одноименной песни, я решился на прочтение нескольких романов по мотивам «Призрака Оперы». Как правило, я придерживаюсь весьма скептических взглядов относительно любых опусов, основанных на шедеврах классики, но на этот раз меня настолько захлестнули волны ностальгии, что за несколько дней я буквально «проглотил» «Призрака Манхэттана» Ф. Форсайта, «Ангела Оперы» С. Сицилиано и «Фантома» С. Кей. Жалеть о потерянном времени впоследствии не пришлось, ибо, если первый из перечисленных романов ожидаемо не произвел на меня впечатления, то оставшиеся два, к моему величайшему удивлению, заинтересовали меня чуть ли не больше оригинала.
Конечно, тот же «Ангел Оперы», представляющий собой своеобразный «кроссовер» между «Записками о Шерлоке Холмсе» и, собственно, «Призраком Оперы» поначалу может показаться очень странной книгой, однако его автор сумел воспроизвести все события оригинального произведения в совершенно новом ключе, не нарушив при всем том канонов классической линии сюжета и создав насыщенную символизмом атмосферу. Здесь Эрик в своем сумасшествии отторгнутого гения сравнивается с орудием богини Кали: он сила, сеющая смерть, он сила разрушительной творческой мысли. И Шерлока Холмса завораживает его злой гений, как в прологе книги завораживала статуя богини смерти в доме «душителя». Шерлок Холмс, сам являясь гением, искренне сочувствует Эрику. И, желая вернуть его уникальное дарование человеческому обществу, знаменитый детектив-консультант берет на себя смелость вступить в противоборство с темной сутью «фантома», которой на протяжении многих лет боялись все сотрудники оперы.
Мне понравилась сцена с балом-маскарадом, где Шерлок Холмс выряжается Квазимодо и именно в таком образе вступает в диалог с Красной Смертью Эрика.

– «Это все, что я любил в жизни!» – У него был сильно резонирующий баритон, какой-то неожиданный, при таком жутком виде.
Эта фраза, настолько странная, настолько неуместная, мне показалась совершенной чушью, но Холмс тотчас же узнал ее. Резко рассмеявшись, он ответил:
– «…И Тьма, и Тлен, и Красная Смерть безраздельно царили надо всем».
Холмс говорил по-английски, и хотя я не перечитывал По уже много лет, сразу узнал источник цитаты: это явно была последняя фраза рассказа. Красная Смерть говорил по-французски, наверно, его слова тоже были цитатой – скорее всего, из Notre-Dame de Paris. Я читал Гюго в романтический период моей юности. Может быть, Квазимодо сказал это в конце романа, когда увидел свою возлюбленную Эсмеральду на виселице?
– Вам бы следовало хорошенько подумать над словами, которые вы только что произнесли, – порекомендовал Красная Смерть.
– А вам бы следовало внимательнее относиться к собственным словам. Чего добилось это несчастное изломанное создание ради своей любви? Он не сумел защитить ни свою цыганку, ни собственное сердце.
Красная Смерть так сжал губы, что стало очевидно, что на нем не было маски.
– Да что вам известно о любви и одиночестве? Ваше лицо выражает уродство и боль, но оно – всего лишь маска.
Холмс покачал головой, – Нет, маска – мое настоящее лицо. Вы видите мое истинное лицо сейчас, а то, другое – лишь обман.
Красная Смерть улыбнулся, отчего он стал выглядеть еще ужаснее, – Хорошо сказано, Квазимодо, очень хорошо, но я вам не верю. У вас на лице сплошной грим.
– Вас ослепляет ваше собственное лицо. Оно не более реально, чем мое. Мы не видим настоящих лиц – все это лишь иллюзии, они переменчивы, все мы носим маски. Что за глупость – завидовать чьей-то маске! Маски настолько же недолговечны и нереальны, как и все в жизни.
Красная Смерть вперил взгляд в Холмса, его глаза сверкнули, – Вы бы не говорили так легко, если бы от вашего лица шарахалась собственная мать, – Его рот искривился в странной улыбке, полной боли.
– Я знаю. Это, конечно, клише, но важно лишь то, что под маской. Слишком много глупцов и злодеев обладают лицами Юпитера или Адониса.
– Тем больше оснований ненавидеть эту жизнь, это лицо, которое дала мне судьба! У какого-нибудь пьеро с титулом, молодостью и обычной заурядной внешностью есть передо мной преимущество! Никто не способен так любить, как я, никто не способен испытать ту боль, что живет в моем сердце!
Холмс покачал головой, – Вы не правы.
– Вы смеете учить меня, давать мне советы! – вскричал Красная Смерть – Да что вы знаете обо мне!
– Я знаю вас, – сказал Холмс. – Я знаю вас.

С. Сицилиано, «Ангел Оперы»


Физическому уродству Эрика Шерлок Холмс противопоставляет духовное уродство толпы и свою личную духовную неполноценность как индивидуума, отрекшегося во имя собственного гения от способности испытывать обычные человеческие чувства. Он словно намекает на то, что и посредственность, и гениальность всегда идут рука об руку с безобразным и хорошо, подразумевает он, если это только физический недостаток, за которым еще может скрываться великая душа.
Тема противопоставления душевного и физического уродства подробно раскрывается и в романе С. Кей «Фантом». Правда, говорить о настоящей книге я предпочту все-таки с небольшой оговоркой: она была бы прекрасна всем, если бы автор не сделала ее предметом реализации некоторых личных фетишей, чем, в принципе, грешат многие женщины, пишущие «по мотивам» тех или иных произведений. Так, например, из просто одержимого горем и психически больного человека Эрик превратился в «Фантоме» в наркомана с двадцатилетним стажем. Означенный факт, должен признаться, существенно испортил мне впечатление от прочтения книги, ибо при подобных наличествующих условиях мне было уже трудно воспринимать Эрика, с его разрушенной морфием психикой, как полноценную личность, каковой, безусловно, являлся герой Леру. Да и гениальность сего субъекта в романе, пожалуй, несколько преувеличена, ибо в возможность столь быстрого развития ребенка, даже гениального ребенка, что в пятилетнем возрасте помянутый ребенок уже мог соревноваться в разработках сложнейших чертежей с иным профессиональным архитектором, а в области музыки — с маэстро, верится с трудом. Но неоспоримыми достоинствами данной книги являются ее живой стиль, психологизм и подробное описание прошлого Эрика, которому, надобно заметить, что в оригинале, что «Ангеле Оперы» уделялось непростительно мало внимания, несмотря на известный факт, что нет лучшего способа раскрыть драму чьей-то личности, чем детально изложить историю ее формирования.
Именно «Фантом» позволил мне взглянуть по-новому на трагедию Эрика, которая до сего момента казалась мне несколько надуманной. В нашем современном, привыкшем ко всему обществу уже нелегко вообразить такую ситуацию, в которой индивидуум, обладая талантами Эрика, был бы подвержен всеобщей травле исключительно из-за внешних недостатков. Но люди времен Эрика еще не вышли на тот уровень цивилизации, когда врожденные отклонения воспринимаются как генетические нарушения, а не как Божье проклятье, и в «Фантоме» особенно хорошо показано, где и какими людьми Эрику был привит страх собственного уродства. Сначала мы видим, как разочарованная мать, мечтавшая родить от покойного мужа как минимум полубога, с отвращением узрела в Эрике чудовищную ошибку природы, затем суеверные жители деревни принялись травить проклятое, по их мнению, небом дитя, свято веря, что чистому человеку Бог не попустил бы родиться живым полутрупом, напоследок не менее суеверные цыгане добавили малолетнему Эрику комплексов, сумев разглядеть в его уникальном нечеловеческом уродстве только лишний способ заработка. Непросвещенность людей его века и сделало Эрика гением зла.
И С. Сицилиано, и С. Кей подчеркивают, что подлинная трагедия Эрика заключалась в том, что ему с ранней юности не повезло оказаться не в том месте и среди не тех людей. Если бы круг его общения изначально составляли просвещенные люди — ученые, врачи, деятели искусства — его бы никогда не постигла судьба отщепенца. Однако на примере привязанности несчастной слепой девочки, одержимой музыкой, к Эрику автор «Ангела Оперы» все же показывает, что искренне полюбить Эрика было бы способно только такое же обделенное судьбой создание, как он сам. С. Кей, напротив, демонстрирует, что даже Кристин Дааэ, завороженная талантами и голосом Эрика, могла бы сделать выбор в его пользу, если бы он не запугал ее до полусмерти своим темным гением и почти звериной жестокостью.

Когда я читала роман Леру, надеясь узнать больше об этом удивительном персонаже, оказалось, что книга открыла для меня больше вопросов, чем дала ответов. Почему, к примеру, Рауль был так ревнив и неуверен в чувствах Кристин даже после того, как узнал о кошмарном уродстве Эрика? Почему Кристин упорно возвращалась к Эрику, проводя у него по несколько дней подряд, тогда как Рауль отчаянно стремился избавить ее от опасности? Вряд ли ее поведение можно объяснить жалостью и страхом. Возможно ли, что Рауль был ближе к истине, чем сам думал, в своем сердитом предположении, что страх Кристин перед Призраком был «любовью самого утонченного свойства, такой любовью, в которой люди не признаются даже самим себе»?

С. Кей в послесловии к роману «Фантом»


Таковы два замечательных романа, посвященных знаменитому герою Г. Леру, которые полностью сокрушили сложившийся в моей голове стереотип, что творчество, основанное на уже существующем произведении, не может быть удачным.

@темы: Библиотека

Die Unendliche Geschichte

главная