Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:54 

Зона теней

Вначале было Слово...
Однажды на город, которого нет, опустилась тьма. И, поговаривают, виднелся в ней белесый волчий силуэт. Сиял, переливался, манил своим призрачным светом... Потом он погас, а город так никогда и не был найден.


@темы: Из праха сотворенное

02:09 

Castles and Dreams

Вначале было Слово...
Работа для курсов. Эскиз:



Фантастическая версия:


@темы: Из праха сотворенное

04:27 

Интерьер

Вначале было Слово...
Когда на различные площадки для общения приходят начинающие творцы, они говорят: «не судите строго, вот моя первая работа».
Ниже представлен первый интерьер вашего покорного слуги:


@темы: Из праха сотворенное

19:10 

Путь художника

Вначале было Слово...
Художник — тот, кто создает прекрасное. Раскрыть людям себя и скрыть художника — вот к чему стремится искусство.
Критик — это тот, кто способен в новой форме или новыми средствами передать свое впечатление от прекрасного. Высшая, как и низшая, форма критики — один из видов автобиографии. Те, кто в прекрасном находят дурное, — люди испорченные, и притом испорченность не делает их привлекательными. Это большой грех. Те, кто способны узреть в прекрасном его высокий смысл, — люди культурные. Они не безнадежны. Но избранник — тот, кто в прекрасном видит лишь одно: Красоту.
Нет книг нравственных или безнравственных. Есть книги хорошо написанные или написанные плохо. Вот и все.
Ненависть девятнадцатого века к Реализму — это ярость Калибана, увидевшего себя в зеркале. Ненависть девятнадцатого века к Романтизму — это ярость Калибана, не находящего в зеркале своего отражения.
Для художника нравственная жизнь человека — лишь одна из тем его творчества. Этика же искусства в совершенном применении несовершенных средств. Художник не стремится что-то доказывать. Доказать можно даже неоспоримые истины. Художник не моралист. Подобная склонность художника рождает непростительную манерность стиля. Не приписывайте художнику нездоровых тенденций: ему дозволено изображать все.
Мысль и Слово для художника — средства Искусства. Порок и Добродетель — материал для его творчества. Если говорить о форме, — прообразом всех искусств является искусство музыканта. Если говорить о чувстве — искусство актера.
Во всяком искусстве есть то, что лежит на поверхности, и символ. Кто пытается проникнуть глубже поверхности, тот идет на риск. И кто раскрывает символ, идет на риск.
В сущности, Искусство — зеркало, отражающее того, кто в него смотрится, а вовсе не жизнь. Если произведение искусства вызывает споры — значит, в нем есть нечто новое, сложное и значительное.
Пусть критики расходятся во мнениях — художник остается верен себе.
Можно простить человеку, который делает нечто полезное, если только он этим не восторгается. Тому же, кто создает бесполезное, единственным оправданием служит лишь страстная любовь к своему творению.
Всякое искусство совершенно бесполезно.

О. Уайльд, «Портрет Дориана Грея»


В течение некоторого времени меня преследуют эти строки. В них сказано много об искусстве и творчестве, каким его вижу я.

@темы: Библиотека

17:40 

Динотопия

Вначале было Слово...
Пока зима дает свое прощальное представление, дописываю последние страницы магистерской диссертации, единовременно предаваясь ностальгии посредством просмотра старых кино в новом 3D-формате.
Воскресным вечером пересматривал «Парк юрского периода», фильм утопический, антинаучный, но один из самых любимых мной наравне с «Бесконечной историей» и «Звездными войнами».
Представление о динозаврах, почерпнутое в детстве из данной картины, плотно вписалось в мозаику моего мировоззрения. Когда позднее мне довелось узнать, что настоящие велоцирапторы в сравнении с представленными в фильме ящерами (более схожими с ютарапторами, полагаю) и ростом не вышли, и вовсе пернатыми были, я испытал некоторую ребяческую обиду на предательскую «подвижность» научных процессов, безжалостно разрушивших мою «идеальную» эскапистскую систему, где динозавры живут именно в том обличье, коим их наделили создателями упомянутой экранизации романа Майкла Крайтона. Не пестрые крылатые птице-твари, а красивые, статные рептилии прошли со мной путь в двадцать лет жизни «почти-тотемом» и запечатлелись в памяти как символ хитрости и силы.
Отдавая дань этой памяти, в настоящее время я коллекционирую различные воплощения «рапторов», соответствующие старым образцам: скульптуры, картины, игровых персонажей.
Однако и «птице-ящеры» как будто бы стали восприниматься мной иначе.
Теперь в ММОРПГ Guild Wars 2 мой основной питомец — раптор из третьего набора миниатюр, по иронии фортуны, выпущенного через два дня после моего решения освежить в памяти фильм. Это глубоко ненавистное «чудо в перьях», смешное, нелепое, похожее на курицу, к которому я почему-то все-таки испытываю иррациональную симпатию.


@темы: Чужие миры, Динотопия, The World, Raison d'etre, Guild Wars

02:16 

Изометрия и перспектива

Вначале было Слово...
На виртуальных курсах по компьютерной графике озадачили построением изометрических объектов и рисованием интерьеров в угловой перспективе. Восполняя недостаток художественного образования, творю беспомощные эскизы.


Пока неловок, потом привыкну.

@темы: Из праха сотворенное

20:07 

О мотивации

Вначале было Слово...
Когда ты чувствуешь, что не можешь на что-то решиться, рассуди, что потеряешь, если отвернешься от намеченной цели. Одну лишь гордость — болезненно, но преодолимо, самое себя — смертельно.
Идея сильнее страха, когда ты одержим ею по-настоящему. Если же из страха ты готов немедленно отказаться от идеи, однако гордыня крепко вцепилась тебе в глотку, подумай тысячу раз, не лучше ли испытать легкое удушье, чем в бессмысленном акте героизма свернуть себе шею ради того, что в действительности тебе совершенно не нужно.
Если все-таки нужно — действуй. Решительно. Молча. И без оглядки.
Ошибешься — примешь расплату.
Никогда не вини другого. За состоявшийся промах в ответе оной совершивший. Остальное — только вопрос цены.

* * *

Мотивация человека при совершении тех или иных поступков — один из самых интересных предметов для исследований. Не суть важно, наблюдаешь ли ты поведение своих домашних/друзей/коллег/врагов в бытовых условиях, становишься свидетелем преступления или благородного жеста случайного прохожего, человеческие мотивы всегда представляют собой сложную структуру мыслей и решений. И хотя, как правило, действия людей закономерны и без труда могут быть предугаданы при опоре на логический анализ и наличии достаточного количества информации о субъекте, каждый индивидуум сам по себе — это ультра-сложный механизм, заведенный определенным образом и определенным же образом функционирующий.
Что важно, даже самый никчемный «механизм» незаменим для системы. Если чье-то существование становится объектом ненависти, это служит поводом для зарождения чьей-то дружбы. Если чье-то существование становится объектом жалости, это учит милосердию. Если чье-то существование становится объектом презрения, это служит предостережением для других.
Рассматривая мироздание как стабильно работающую, идеальную систему, в которой не может быть ничего лишнего, понимаешь, что негармоничное в действительности всегда гармонично. Если бы эта система была способна дать сбой, мир бы рухнул.

@темы: Raison d'etre

03:33 

Человечность

Вначале было Слово...
...и жили они недолго и несчастливо, но умерли в один день.

Есть горькая ирония в историях, где нелюди оказываются человечнее людей.
Об этом для меня была «Сага о ведьмаке» А. Сапковского.

* * *

Вне зависимости от того, случилось ли услышать обвинения в излишней жестокости или излишней доброте, мне всегда хочется ответить именно такими словами:

— Мой колоссальный недостаток, — пояснил он, — в неизбывной доброте. Я прямо-таки не могу не творить добро. Однако я — краснолюд разумный и рассудительный и знаю, что быть добрым ко всем невозможно. Если я попробую быть добрым ко всем, ко всему миру и всем населяющим его существам, то это будет то же самое, что капля пресной воды в соленом море, другими словами: напрасное усилие. Поэтому я решил творить добро конкретное, такое, которое не идет впустую. Я добр к себе и своему непосредственному окружению.

А. Сапковский, «Крещение огнем»


Верно то, что умение творить добро бесценно. Однако порой, растрачивая дар на мир, ты не только «мечешь бисер перед свиньями», но и лишаешь заслуженных крупиц тепла тех, кто нуждается в нем больше мира — собственных близких. Осмысленна избирательная доброта: та, что руками по локоть в крови повергает врагов и служит надежным щитом друзьям.

@темы: Библиотека, Raison d'etre

23:45 

Созидание

Вначале было Слово...
Периодами в процессе рисования ко мне приходит понимание, что результат для меня не столь важен, как удовольствие, получаемое впоследствии от созерцания схемы поэтапного преобразования «гадкого утенка в лебедя», в смысле, наброска в полноценную работу. Уровень последней может варьироваться, однако ее метаморфозы завораживают.

Иллюстративный материал
Сказанное выше, правда, справедливо лишь для компьютерной графики. Фотографирование процесса выполнения работы традиционными материалами не представляется мне столь интересным, хотя вкупе с авторскими комментариями его результат, пожалуй, следует признать более познавательным.
Впрочем, мне просто нравится видеть, как любой бесформенный эскиз приобретает очертания, цветовую гамму и новые детали. Это своего рода творческий наркотик, доступный каждому, даже самому неумелому творцу. Как и так называемые improvement meme, он вселяет надежду, что, если приложить усилия, можно добиться в действительности многого.

@темы: Raison d'etre, Из праха сотворенное

13:38 

Silent Hill

Вначале было Слово...
Государственная больница оставила в моей памяти классический «сайлентхилловский» образ: вой сирен, сонный, словно в наркотическом опьянении, медперсонал и пациенты с полусгнившими телесами — еще не трупы, уже не жильцы, кажущиеся только призраками самих себя. Каждому из нас зачитывали приговор, безнадежных отсеивали — так «почти-уже-не-человек», истекающий кровью и гноем, был возвращен родным ожидать пришествия девы грозной и прекрасной, с осклабившимся черепом и остро заточенной косой наперевес.
Что до поликлиник, то в них царствует незамутненный первозданный хаос, а личная карма вашего покорного слуги не иначе как была подпорчена в одной из прошлых жизней нетолерантным отношением ко врачам, так что теперь диалог с каждым из них напоминает скорее танец инвалидов, нежели конструктивный разбор истории болезни. Особливо гнуснейшим образом не везет с комиссией: в канун назначенной встречи было зафиксировано предынсультное состояние председателя, ныне пала смертью храбрых машина другого уважаемого представителя коллегии, а, поскольку воспользоваться общественным транспортом в зимний период высококвалифицированным медицинским кадрам не к лицу, свидание наше переносится на весьма и весьма неопределенный срок.
На фоне медицинских мытарств дочитываю «Сагу о ведьмаке» А. Сапковского. И этот цикл неожиданно очень о людях и очень вовремя именно сейчас. Однако подробнее потом. Все — потом.

Мама, это демоны? Это Дикий Гон? Привидения, вырвавшиеся из ада? Мама, мама!
Тише, тише, дети! Это не демоны, не дьяволы.
Хуже.
Это люди.

А. Сапковский, «Башня Ласточки»

@темы: Из праха сотворенное, Библиотека, Raison d'etre, Carnival of rust

03:14 

Славься, мир!

Вначале было Слово...
Как на дол, отзвучавший сталью,
Из степей прилетал стервятник,
Мертвецу в полусгнившем платье
Напевал о погибших братьях,
Говорил, что на бойне пали.

Как в лесу, отзвучавшем пулей,
Приземлился железный сокол.
А под гулкий мотора клекот
Дым пожарищ взлетал высоко,
Обрывая десятки судеб.

Славься тот, кто взрастил солдата!
Славься, рыцарь, невольник смерти!
Славься, люд! Что вам злые черти?
Кто в рассказы про Ад не верит,
Погляди на дела собрата.

Как на край, отзвучавший взрывом,
Снизошел омертвелый холод,
И под эха невнятный шепот
Схоронил тех, кто сед и молод,
Без боев на войне незримой.

Как на мир, отзвучавший болью,
Опустился покров заката,
И с насмешкой божок рогатый
Рассыпал по могилам злато:
«Ну насытьтесь теперь уж вволю!»

Славься тот, кто взрастил солдата!
Славься, рыцарь, невольник смерти!
Славься, люд! Что вам злые черти?
Кто в рассказы про Ад не верит,
Погляди на дела собрата.

@темы: Из праха сотворенное, Вначале было Слово...

14:43 

Serpentarium

Вначале было Слово...
Может быть, всякая наша любовь — это лишь знак, лишь символ, лишь случайные слова, начертанные мимоходом на заборах и тротуарах вдоль длинного, утомительного пути, уже пройденного до нас многими; может быть, ты и я — лишь некие образы, и грусть, посещающая нас порою, рождается разочарованием, которое мы испытываем в своих поисках, тщась уловить в другом то, что мелькает тенью впереди и скрывается за поворотом, так и не подпустив к себе...

Ивлин Во

Ночами я придумываю сказки. О мире фантазий, но не детские. О вымышленных событиях, но при участии живых людей. Исписывая белые листы чернилами (историями) чужой обреченности, я забываю, что самое паршивое из всего написанного сбывается наверняка. А потом... кажется, все же утром, хотя на часах обычно вроде бы уже далеко за полдень, приходит осознание, что, существуй вселенная, где претворялись бы в жизнь любые выдумки человечества — это было бы место, по образцу которого демонам преисподней стоило обустроить Ад. И ведь действительно, миллионы чудовищ нашли бы свое пристанище в ней, десяткам тысяч богов приносили бы жертвы в ее пределах. Но мне представляется то пестрое цветочное поле, усеянное человеческими и звериными костями, то безлюдное заснеженное пространство.
Макс Фрай однажды сказал: «всякая реальность похожа на своего создателя». Моя личная реальность — это тихое старое кладбище. Или заброшенный город, в библиотеках которого хранятся летописи многих мимолетных встреч и многих разочарований. И, верно там — прошлое, где что-то дышало, ломалось, рвалось, билось, снова дышало. И, верно, там — настоящее, где хищник, обратившись раненой птицей, легко дается в руки.
Там кровожадные боги и кроткие чудовища рисуют дороги людей, связывая души цепью последовательно выстроенных совпадений. Их мир мог бы напомнить затерявшийся в пустыне оазис, такой же больной, хрупкий, и все же манящий. Только фантазии — пустое, как толстый слой угольной пыли, хотя и снятся в акварельных красках. Раскрашивая образы на бумаге, я всегда выбираю черный цвет. Я свидетельствую: жизнь — не шахматная доска и все ходы в ней не просчитаешь. Я напоминаю: люди теряются и умирают. Я говорю: из бесчисленного количества «альтернативных будущих» человек волен выбирать только одно.
И все же каждый однажды непременно задается вопросом, а что бы было, если бы в тех или иных ситуациях он все-таки поступил иначе, ведь человеческому существу дана свободная воля? Он верит, что «будущее не предопределено», стремясь к познанию всех допустимых вариантов развития своей судьбы, шедших рука об руку с тем, что был избран им в настоящее мгновение. Мечтает о высшем знании, как некогда библейская Ева мечтала вкусить запретный плод.
Так рождаются новые теории о существовании параллельных миров, двойников и других искажений и альтернатив реального пространства.
И я нахожу, что так интереснее жить — замечая дуализм в себе самом и в любом явлении, с которым сталкиваешься на очередном перекрестке. Мысленное перечисление всех возможных «если б» и «если» — почти идеальный способ анализа собственных целей, реакций, желаний. Есть замечательное выражение — «выворачивать наизнанку».
Двойственность питает мир. Он нескучен только потому, что у всего есть обратная сторона. И когда-нибудь и об этом тоже я напишу отдельную сказку.
Но сегодня моя сказка будет о змее и маске, истинном тотеме и фальшивом имени.


@темы: Из праха сотворенное, Библиотека, Raison d'etre, Illusion and dream

00:54 

Winter is coming...

Вначале было Слово...
00:06 

Дракозавр

Вначале было Слово...
Покраска старого эскиза в рамках задания, данного на курсах по компьютерной графике.


@темы: Из праха сотворенное

20:06 

Векторная графика

Вначале было Слово...
Ночной страж:



Глубина:


@темы: Из праха сотворенное

14:43 

Фрукты

Вначале было Слово...
Яблоко:


Банан:



Мандарин:


@темы: Из праха сотворенное

14:58 

Вино и яблоки

Вначале было Слово...
16:12 

Серая реальность

Вначале было Слово...
01:22 

Колодец как символ

Вначале было Слово...
Сокровищница миров Sound Horizon — грандиозная библиотека мифов и сказок. Однако сегодня мне хочется рассказать лишь об одном символе Märchen, а именно — о колодце, ибо означенному отпрыску человеческих трудов в альбоме отводится особая роль: колодец становится посмертным обиталищем Мерца, в колодце гибнут Идоко и ее отец, с колодезным духом заключает сделку Тереза фон Людовинг. Само собой, в качестве центрального «фонового» образа Märchen колодец был избран едва ли случайно, но для того, чтобы лучше понять сокрытое «по ту сторону пьесы» следует подробно рассмотреть символику колодца в различных мировых традициях.
Возвращаясь к истокам истории, мы видим, что одним из первоначальных этапов развития цивилизации всегда являлся этап развития земледельческой культуры. Однако земледельческий культ, подобно любому сложному механизму, не был способен прогрессировать без «подпитки» жизненной энергией, и источником таковой в его случае служила вода. «Колодезный» способ добычи оной был известен человечеству с древнейших времен, но в отличие от других технологий осуществления этого своеобразного «водного промысла», связанных с использованием дождевой и озерной воды, «колодезный» метод — суть плод творческого гения человека, посему мог расцениваться как своего рода знак власти последнего над природой. Таким образом для многих народов мира колодец приобрел сакральное значение в качестве символа моста между различными мирами, возведенного человеческими руками и волей.
В символизме колодец представляет собой путь сообщения между тремя стихиями — воздухом, водой и землей. В более узком смысле — это небольшое пространство между миром живых и миром мертвых. В исламских традициях обычный колодец символизирует собой могилу, квадратный — рай. В кельтском эпосе колодцы дают доступ в иной мир, имеют магические свойства и содержат целебные воды.
Строго говоря, одной из ведущих «функций» колодца является воссоединение с подземным миром и прошлым, что наделяет колодезную воду волшебными свойствами. К примеру, свойством исполнять желания. На настоящей концепции и построена основная линия сюжета Märchen, согласно которой Мерхен «зависает» между двумя мирами и таким образом становится носителем «полномочий» магического колодца, призвавшего его исполнять темные желания душ невинно убиенных женщин. Похожая связь колодца с потусторонним миром прослеживается в известной «Сказке о госпоже Метелице».
Однако существуют другие интерпретации символики колодца.
В старинных легендах колодец, питаемый источником, олицетворял союз мужского и женского, а закрытый колодец — девственность. Также он мог символизировать женское начало и утробу Великой Матери. В связи с обозначенными фактами будет не лишним вспомнить, что Мерхена сковывали две цепи и первой из оных была цепь ненависти его матери. Попав в колодец и встретившись с ожившей куклой, в которую частично переселилась душа Терезы, Мерц оказался окруженным аурой и посмертными желаниями собственной матери, то есть своего рода «утробой» ее души.
Второй цепью, сковывавшей Мерхена, явилась цепь любви Элизабет. Связь этой «цепи» с колодцем основана на христианской видении символики данной постройки, базируемой на предании, согласно которому самый первый нерукотворный колодец был расположен у подножия Древа Жизни в Раю и давал начало четырем рекам Рая. По сути своей колодец — чистое место, символизирующее спасение и очищение. Таким образом, цепь Элизабет можно расценивать как инструмент, не позволивший душе Мерхена до конца пасть в Бездну.
Колодец известен также как фрейдистский символ, а в древнекитайской литературе колодец увязывался с эротикой и «праздником радости небесной любящей пары» на седьмой день седьмого месяца Луны. Связано это было с поверьем, что энергия воды родственна энергии любви, ибо, подобно последней, умеет даровать жизнь. Для Мерхена же колодец становится местом неосознанного ожидания свидания с любимым человеком.
Вновь обращаясь к теме христианства, стоит упомянуть, что в этой религии колодезные воды ассоциируются с крещением и вытекающей из раны в боку «кровяной водой» распятого Христа. В старину на месте известных колодцев возникали места паломничества с чудесными легендами о необычных свойствах воды в подобных источниках. Они соотносились не только с Христом, но и с Девой Марией и часто прежде всего несли исцеление заболеваний глаз (соединение образов воды как зеркала телесного и глаз как зеркала души). Отсюда, вероятно, позаимствован сюжет Мерхена, согласно которому Терезе с помощью сделки с духом колодца удается вернуть зрение слепому сыну.
Однако у образа колодца существует и негативная символика, ибо вода не только дарует жизнь, она ее и отнимает. На этой почве возникло представление о колодце как о вместилище «вод бездны», полной противоположности Райского колодца. «Колодец бездны» упоминается в Апокалипсисе: это источник, из которого извергается огонь и сера и в котором заключается на «тысячу лет» побежденный дьявол. Отсылку к настоящему преданию можно обнаружить в словах Мерхена, который, будучи, подобно демону, заключенным в колодце, поет о своих вознесенных из глубин «бездны» проклятьях к Богу.


@темы: Чужие миры, Sound Horizon

17:22 

Перевернутая радуга «Элизиума»

Вначале было Слово...
Делая обзор «Элизиума», я не успел затронуть цветовой аспект символики данного альбома.
Основных цветов в «Элизиуме» семь: черный, белый, фиолетовый, голубой (синий), зеленый, оранжевый (желтый), красный.
Черный и белый принадлежат центральным фигурам альбома, Абиссу и Эл, и находят здесь свое классическое применение в качестве образов, обозначающих смерть и жизнь, землю и небо, зло и добро, Ад и Рай. Однако в силу некоторой двусмысленности белого цвета в восточных традициях (в Японии белый цвет обозначает смерть, страдание, печаль, неразделенную любовь) его символика в «Элизиуме» приобретает скрытый негативный окрас: так светлая и чистая как ангел Эл, стремящаяся к своему Раю, оказывается просто больной девочкой-альбиносом, безнадежно влюбленной в своего отца и обреченной на безвременную смерть и вечные скитания в бездне. Абисс же, напротив, следуя всем канонам черного цвета, воплощает собой именно ту первозданную тьму, что несет разрушение, упадок и печаль.
Весьма любопытная цветовая символика сокрыта в образах пяти попутчиц Абисса из песни «Книга Эл: Флейтист и Парад». Если внимательно присмотреться к обложке «Элизиума», то можно заметить, что за спиной Эл зияет радуга, но пятицветная и с цветами, расположенными в обратном порядке. Почему Рево выбрал именно перевернутую радугу для оформления альбома, легко объясняется символикой данного явления в мировой культуре. Радуга символизирует мост между сверхъестественным и естественным мирами и, по некоторым поверьям, также является лестницей в Небо. Соответственно, знак перевернутой радуги, по аналогии с обычной радугой, может символизировать своеобразную «лестницу прегрешений», ведущую в Бездну.
Теперь подробней рассмотрим цветовую символику каждого отдельного образа «стороны А». Ark принадлежит фиолетовый цвет, Baroque — голубой (он же синий из-за сходства оттенков), Yield — зеленый, Sacrifice — оранжевый (а также желтый), Stardust — красный.
На самой высокой ступени и ближе всех к Небу находится Сорор (Ark): девочка настолько одержима иллюзией поиска Рая и спасительного Ковчега, что уже не способна отделять добро от зла, не ведает, что творит, и, не считая преступной любви к собственному брату, в общей сложности перед лицом Неба чиста. В Японии фиолетовый цвет символизирует любовную страсть, в психологии — отождествляется с ранимыми и легковнушаемыми детьми. Это цвет фантазии и траура. Поэтому как нельзя лучше подходит именно Сорор.
На ступень ниже находится монахиня-лесбиянка, которой принадлежит голубой цвет, символ уныния, божественности и содомской страсти. Интересно, что синий цвет Рево игнорируется. В христианской символике Средневековья три главных цвета радуги толкуются как образы всемирного потопа (синий), мирового пожара (красный) и новой земли (зеленый). Соответственно, отсутствие в «Элизиуме» синего цвета, который должен был бы быть расположен между Ark и Baroque, по всей вероятности обозначает тот факт, что Сорор, «спасенная Ковчегом» (своим религиозным фанатизмом и безумием), пребывает уровнем выше остальных приспешниц Абисса, охваченных осознанным «потопом» прегрешений. Однако Baroque — это история о девушке, все еще стремящейся к Раю. Голубой цвет, согласно христианским канонам, обозначает молитвенное усердие, близость к Богу, в более широком смысле — это символическое описание замкнутого характера, отстраненности от окружающего мира, меланхолии. Мы видим, что через весь монолог монахини красной нитью прослеживаются мотивы одиночества, печали и желания... исповедоваться. Что любопытно, несмотря на свою извращенную страсть, девушка продолжает взывать к Богу, пусть и со злой, почти кощунственной исповедью, поэтому, находясь ниже Сорор в данной «радужной иерархии», она стоит все же выше других, более «земных» дев из свиты Абисса.
В середине лестницы пребывает дочь фермера из Yield, безмятежное дитя природы (в Японии зеленый цвет обозначает сельскохозяйственные обряды). Поскольку зеленый цвет является символическим обозначением Эдема и в то же время Змея-искусителя, вся песня Yield представляет собой картину грехопадения новой Евы (о настоящем факте свидетельствует и упоминания яблок в тексте песне как одного из главных ее образов). Девочка живет в своем маленьком Эдеме в счастье и гармонии до тех пор, пока ей не случается вкусить плод запретной страсти к своему родителю и познать надежду на земную любовь (надежда на «урожай» и земную любовь — одна из интерпретаций символики зеленого цвета), после чего ее Эдем рушится и дитя вступает на преступную дорогу, ведущую прямиком в Ад.
Чуть ниже Yield располагаются две сестры Sacrifice. Рево объединяет оранжевый и желтый цвета, таким образом словно противопоставляя друг другу двух сестер. Оранжевый, цвет старшей сестры, символизирует усердие и в то же время это цвет пламени и жестокости. Желтый, цвет младшей сестры, обозначает избранность и божественность. «Разве моя сестра не была благословлена Сыном Божьим, посланным самим Господом?» — вопрошает старшая сестра, узнав о беременности родственницы и все же веруя в ее святость и непорочность. Однако ответ на ее вопрос находит свое отражение в негативной символике желтого цвета: то продажность, грех, безумие. Эти две девушки уже безнадежно далеки от неба, и их история — гимн пламени преисподней, плавно перетекающего на самую нижнюю ступени «радужной лестницы», где нашла прибежище наиболее «земная» девушка из всех пяти вестниц Абисса, Стелла, молодая актриса из Stardust. Ярко красный цвет ее платья и характера — цвет страсти, войны, агрессии, любви. Этой героине не нужны ни призрачный Рай, ни святость, она жаждет славы и обычной земной страсти. Однако это пламя поглощает ее изнутри, и однажды Стелла сгорает, подобно звезде. Впрочем, успев благополучно отомстить за себя и таким образом закончить свою войну. Красным цветом, символом ее страсти, завершается «перевернутая радуга Элизиума». В конце ее — мировой пожар, Апокалипсис, куда стремится Абисс, увлекая за собой своих жертв.
Таким образом, по цветовым обозначениям можно прочитать основные символические мотивы «Элизиума».
Для большей наглядности приведу известную иллюстрацию Yokoyan:


Материалы о цветах позаимствованы мной с сайта, посвященного колористике.

@темы: Чужие миры, Sound Horizon

Die Unendliche Geschichte

главная